Давая уроки построения прочной формы рисунка

Краеугольным камнем системы Чистякова было, по выражению Петрова-Водкина, «устремление на предмет». На всю жизнь запали в сознание Мусатова чистяковские слова: «Черпать... все только из себя или из духа своего, не обращаясь к реальной природе, означает останавливаться и падать». Бездушному, анатомическому театру Академии, мертвому копированию «идеальной» натуры Чистяков бросал язвительные замечания: «Природа - ваша мать, но вы - не рабы ее!», «И верно, да скверно», «И правда, кричащая не на месте, - дура!». Как все это похоже на такую же бескомпромиссную прямоту зрелого Мусатова!

Давая уроки построения прочной формы рисунка, организации колорита, Чистяков завещал развивать «технику - язык художника... до виртуозности». «Без нее, говаривал он, - вы никогда не сумеете рассказать людям свои мечтания, свои переживания, увиденную вами красоту». Постижением сокровищ Эрмитажа Виктор тоже был обязан Чистякову.

Но, без сомнения, главной заслугой Чистякова было нравственное воспитание будущих художников. «Заслуга Чистякова, - говорил Водкин, - в дилемме, поставленной им для нас:   или   живопись может органически перестроить человека, или она только эстетическое баловство, которым и заниматься всерьез не следует». Вот почему одно из самых замечательных мусатовских писем, написанное в апреле 1900 года из Саратова, в трудную пору полного душевного одиночества, обращено к Павлу Петровичу Чистякову. Перекликаясь с основной мыслью Водкина, это письмо является не только ярким подтверждением торжества «чистяковского духа» в искусстве, но и волнующим примером благодарности учителю: «Вы первый заставили смотреть меня на искусство как на дело самое важное, как на дело, требующее самого серьезного и нравственного к себе отношения и самых больших жертв. Ваше мнение я ценю больше всех других и боюсь только Вашего осуждения... Искусство такая штука, что всегда чувствуешь себя только учеником... Ваш почтительный и неизменный ученик Виктор Мусатов».

© 2008 Все права защищены psyguru.ru