Другой вид на Волгу

В это же время Мусатов неоднократно встречается с человеком, бывшим и для самого Ге «учителем жизни»,- с великим Толстым. Обучаясь вместе с дочерью Толстого Татьяной Львовной, Мусатов с компанией друзей бывает в Хамовниках, в доме, который «был в каком-то смысле не только центром Москвы и России, но временами и центром Европы» (Н. П. Ульянов). Как пишет один из первых биографов художника, «Мусатов обнаруживал жадное любопытство к Толстому, часто заводил разговоры о писателе, как-то «решал» его для себя». Однажды Виктора застали старательно рисующим по памяти Толстого и себя за чайным столом.

Давно ли был мой идеал - Учитель Коновалов наш?.. - в стихотворной форме спросит вскоре сам себя Виктор Мусатов. Действительно, давно ли?..

С ощущением своей растущей силы ехал теперь Виктор каждую весну в Саратов.

Приезжать домой он предпочитал по Волге. Встреча с родной рекой сразу же возвращала к истокам первых живописных впечатлений. Она успокаивала нервы, рождала массу живых наблюдений. Обратившись к этюдам и наброскам этой поры, сразу замечаем, какое большое место занимают среди них мотивы, навеянные великой русской рекой: «В лодке», «Лодки между деревьями во время разлива», «Берег», «Вид Саратова с Зеленого острова во время мглы», «Волга», «На берегу», «Река», «Тонущий пароход», «На палубе»... Отдельные из этих работ, особенно альбомные гуаши 1894 года, удивляли стилистической остротой, изяществом формы.

На одной из гуашей мы узнаем увиденную, очевидно, со стороны Курдюма и села Пристайного ту зеленую береговую дугу, какую описывал в своем «Дневнике» Чернышевский.

Другой вид на Волгу, «с серебристым серпом луны на фоне бледно-сиреневого неба и воды», ясно показывал, утверждает дореволюционный историк искусства, что «Мусатов мог бы стать  художником Волги... Несомненно, что его мягкий колорит и   голубоватая дымка многим обязаны прозрачности волжского воздуха, гармонии наречных закатов и, вообще, всей той шири и «вечному покою», которыми овеяны волжские берега...». Однако в эти годы исканий нового в искусстве не столько «вечный покой», сколько вечный бунтарский дух Волги был близок воображению Мусатова.

© 2008 Все права защищены psyguru.ru