Епархия заволновалась

Вскоре, свалившись в лихорадке, он торопливо, задыхаясь от возмущения, рассказывает Е. В. Александровой, тогда еще своей невесте: «Хотел видеть архиерея, чтобы поговорить с ним серьезно об искусстве вообще. Но здешний архиерей - тот же китайский богдыхан, очам смертных недоступен. Ловил его по вокзалам и видел только толпу не то попов, не то жандармов. Ох, батюшки, как я ненавижу попов! Понимаете ли, расписали три художника - Уткин, Кузнецов (о котором я Вам рассказывал) и Водкин -здесь церковь. Все они ученики ІЧосковской школы, люди очень талантливые, работали целое лето ради искусства. Вообразили, что живут они в эпоху Возрождения и написали в соответствии и з)скизы. Вещи страшно талантливые и художественно оригинальные... Эта живопись пришлась не по вкусу, и решили с помощью маляров ее закрасить келейным образом, чтобы грозное око владыки не добралось до этих кощунственных изображений... Здесь полный произвол. Как же мне не беситься?»

«Сиротой поруганной повис наш молодой задор на стенах церковки... - пишет Петров-Водкин - ...Мусатов открыл в защиту нас газетную кампанию в Москве. Епархия заволновалась...». Однако дело уже приняло печальный оборот. В следующем 1903 году во главеспархии встал Гсрмоген, умный и крепкий мракобес, впоследствии прославленный черносотенными «подвигами» и тесным общением с Распутиным и «неистовым» Илиодором. Он обратился в окружной суд. И хотя последние отзвуки этой истории прослеживаются еще в январских газетах 1906 года, слушание дела завершилось в 1904 году. Победила, разумеется, духовная консистория. Приговор был краток: контракт с художниками расторгнуть, их творения сбить со стен. Сделанные с уничтоженных фресок фотографии до сих пор не найдены в столичных архивах...

© 2008 Все права защищены psyguru.ru