Еще одна легенда

Речка Зубриловка, и Хопер, и столетние деревья, стоящие, как писал Крылов, «среди дубрав густых, тенистых, среди ключей кристальных, чистых...»

Романтическая башня-руина... Но пока стоит остановиться и, как художник Мусатов, вдохнуть всей грудью воздух, настоянный на соснах, на солнце, на «аромате столетий».

Побывав хотя бы однажды в Зубриловке, понимаешь: она относится к тем местам, куда нельзя не вернуться. Весной 1902 года Виктор Эльпидифорович писал своей давней корреспондентке Елене Александровой: «Дорогая Елена Владимировна... Лену думаю отправить в деревню... и у меня появилась уже эгоистическая мысль "относительно Вас. Вы могли бы поселиться вместе... Я в живописной местности бы Вас устроил и делал бы к Вам наезды летом...».

Александрова предложение приняла, и Мусатов внутренне понимал, что близится важный перелом в их отношениях, серьезное изменение в судьбе. Чтобы поработать и безбедно просуществовать в Зубриловке втроем, он опять обращается к старому безотказному другу Лушникову и получает от него из Кяхты большую сумму в долг.

В июле обе Елены появляются в Зубриловке. Из адреса на му-сатовском конверте видно, что они поселились на квартире неких Литвиновых. 31 июля, после пасмурного и скучноватого дня своих именин, Мусатов отправляет вещи багажом до Вертуиовки и сообщает в Зубриловку: «Приеду я, вероятно, 3 числа. Раньше не могу. Как ни скучаю по вас...».

Итак, август и сентябрь 1902 года - счастливая, памятная пора в жизни художника. Новая встреча с Зубриловкой.

Близость женщины, понимающей его и отвечающей на его чувство («Я знаю, что Вы цените мой талант и мое искусство. Я знаю, что Ваши идеалы красоты совпадают с моими...» - писал ей Мусатов).

© 2008 Все права защищены psyguru.ru