Хозяйский сарай

Вспоминается давняя мусатовская мечта о манере Тинторет-то, Веропезе... «Мне покоя не дает их свобода, не сдерживаемая холстами, - признавался еще в юности Мусатов. - Какое это наслаждение... не знать предела своей энергии, своей фантазии, широким потокам краски...» Оформившийся в Черсмшапах творческий замысел стал первой воплощенной мечтой художника о полной свободе его «музыкальной» палитры, об искусстве фрески-стенописи...

Темные, отливающие синевой гирлянды больших дубовых листьев, подобно навесу, обрамляют вверху композицию. По контрасту с ними еще светлее кажется зеленый, залитый солнечным светом луг, покрытый прозрачно-нежными белыми шарами одуванчиков, с лежащими кое-где сине-лиловыми тенями...

Легкое, развертывающееся слева направо движение девичьих фигур звучит на этом фоне как задумчивая музыка... Она прерывается паузой, заполненной прекрасным живописным «куском» - зеленым полем, сиянием одуванчиков, прихотливым узором большой дубовой ветки, затем подхватывается торжественной статикой центральной фигуры в почти однотонном, зеленовато-охристом платье... Мотив нарастает, убыстряется, получая предельное звучание в самой крайней фигуре справа. И наиболее богатая, мерцающая переливами фиолетового, синего, розового, разработка цветовых плоскостей - в одежде двух крайних фигур...

Это зарождение, замирание и быстрое развитие композиционной и цветовой «мелодии» совпадают со сложным движением душевного состояния героинь: от полной отрешенности девушки с ожерельем до незавершенного и почти трагического в своей безысходности порыва изображенной в профиль девушки с тяжелыми золотыми волнами волос. «Персонажи «Изумрудного ожерелья» полны не дум, не мыслей, а чувств», - пишет современный исследователь мусатовского творчества. Это чувственное, полнокровное начало отмечается им уже в этюдах, набросках к картине.

© 2008 Все права защищены psyguru.ru