Мы пошли по ручью...

И тут выяснилось, что само это место совершенно открыто для всех. Оно почти у самой автобусной остановки, только за дорожным поворотом, и мы в прошлый раз стояли неподалеку, скептически оценивая перспективу его отыскать. А мы-то шли к нему самым трудным путем: от пруда к пруду, низинами, сквозь бурелом и крапиву. Но, наверное, только так, сначала как- бы «с тыла», а не с налету, и бывает вновь увидена скрывшаяся от людей красота.

И все же «перемирие» Мусатова с родным городом не могло быть ни долгим, ни прочным. Да и, по правде говоря, перемирия как такового не было: постоянно, где исподволь, где в открытую шла упорная борьба еще не признанного вполне большого русского худолшика и сплоченной вокруг него группы людей за культурное развитие общества, и в первую очередь саратовской публики. За приобщение ее к тревогам и стремлениям сегодняшнего дня, отражаемым искусством...

Перелистывая страницы хроники 1902-1904 годов, можно увидеть, что «львиная доля» собраний и заседаний местной художественной общественности связана в эту пору с обсуждениями проектов памятника «царю-освободителю». Все, что относится к этим хлопотам, носит следы кипучей работы, которая увенчается победой проекта с умилительным девизом: «Царь освободил - мужичок не забыл». Все подобные «остроактуальные» треволнения не касаются живописца Мусатова. Он сторонится всего громкого и пустопорожнего. И вместе с тем нельзя более грубо ошибиться, чем поддавшись былым навязчивым представлениям о художнике как об отшельнике и анахорете.

© 2008 Все права защищены psyguru.ru