Новый этап творчества

Впервые что-то всерьез поняли и в Саратове. В апреле 1903 года газета «Саратовский листок» называет Мусатова «претенциозной бездарностью». В феврале 1905 года та же газета сообщает: «Но безызвестный саратовской публике местный уроженец художник В. Э. Борисов-Мусатов продал меценату г. Гиршману за 4000 руб. две из своих картин «Водоем» и «Гобелен» (удостоенные Поленовской премии года два тому назад). Обе картины появятся в предстоящую весну в парижском Салоне. Кроме того, несколько вещей молодого художника были выставлены в Париже в этом году и некоторые были проданы...»

«Небезызвестному... местному уроженцу», «молодому художнику» в это время оставалось прожить только несколько месяцев. Младший его друг К- С. Петров-Водкин с горечью напишет: «Кажется, только в нашей стране возможны такие короткие биографии художников. Не успел я оглянуться, как промелькнула рабочая биография Мусатова от «Ожерелья» до «Реквиема»...

И вот тут-то невозможно не увидеть, что «возвращение» Мусатова, ставшего таким понятным и близким для нас, современников космической эры («парадокс Мусатова» - сказал недавно об этом исследователь), становится более объяснимым при обращении к саратовским страницам его биографии. Именно детали жизни Мусатова, его письма, его чувства и мысли, связанные с саратовской землей, окончательно рассеивают предрассудки, искажавшие облик художника, во многом делают пустой риторикой вопрос о «парадоксе». Исчезает приписываемая художнику отрешенность от всего земного. «Выдуманный» мир мечты оказывается рожденным живыми, конкретными впечатлениями, щедро подаренными родным краем, его природой и   его историей...

© 2008 Все права защищены psyguru.ru