Опытная кисть

И все-таки надо было иметь большую убежденность в своей правоте, чтобы в обстановке полного непонимания и изоляции идти далее своим путем. Поневоле рождались мысли, что вокруг нет никого, кроме «авторитетных генералов и неразвитых коллег»... «Настроение такое. Вроде как бы скука заела. Ведь нет тут у меня ни души, похожей на меня», - писал художник Грабарю.

В начале осени 1899 года постигает Мусатова и окончательное поражение в его мечтах о личном счастье...

Лидия Петровна прямо заявила ему о необходимости отбросить все иллюзии и надежды на взаимность. И, как пишет ей Мусатов, теперь глохнут «весенние ноты, звучащие в моем сердце». «Вы меня свергли на землю... Спасибо Вам, - говорит он и объясняет, - Вы помогли мне создать мою принцессу Грезу... Пусть это чувство отойдет в мой мир грез-...»

Я тебе ничего не скажу,

И тебя не встревожу ничуть,

И о том, что я молча твержу,

Не решусь ни за что намекнуть... -

эти строки из своего любимого Фета записывает художник на одном из разрозненных черновых листков. В погожие осенние дни Мусатов задумывает картину, которая в отличие от прямого решения в «Автопортрете с сестрой» становится первым музыкальным автопортретом его души.

«Осенний мотив», принадлежащий Радищевскому музею Саратова, уже одним своим поэтически-неопределенным названием еще более предвосхищает все зрелое творчество Мусатова... Мы никогда не узнаем, что именно происходит между молодой дамой, отрешенно отвернувшейся и устало положившей на колени руки с бледно-алой розой, и кавалером с горестно поникшей головой. Но эта конкретность и не нужна нам, потому что она противоречит всему строю картины. Волнует сама неопределенность бесконечно длящегося диалога двух сердец.

Элегическим «осенним» йотам подчинены и спокойная композиция с ее медленно круглящимися линиями, и матовая поверхность красочного слоя. Мелкий, вибрирующий «импрессионистический» мазок сменился крупным и мягким, декоративным в своей основе мазком.

© 2008 Все права защищены psyguru.ru