Острое ощущение противоречий

Острое ощущение противоречий своего времени, недаром названного «эпохой канунов», питало новые сомнения в достижении своего идеала. Поздней зубриловской осенью подобное душевное состояние усилили впечатления от самой природы. «Эти призрачные, фиолетовые тона, -написал однажды Мусатов, - грустная умирающая зелень, солнечный свет, слабо на всем серебрящийся, как последнее пожатие руки умирающему, навевают какую-то тихую тоску, и грезятся бледные призраки туманного романтизма...» «Призраки» - так и было названо задуманное в эти дни в Зубриловке большое мусатовское полотно. «Однажды, в ненастный осенний вечер, возвращаясь с этюда, он шел мимо старого дворца. Когда он вошел в цветник, окружающий дом, луч солнца, пробившийся на закате, брызнул по вершине фасада... Старый, молчаливый замок словно вырос, и все вокруг этого отжившего дома и он сам приобрело совершенно иной, нереальный вид...». Вскоре Мусатов написал первый вариант «Призраков»...

Нота тревоги, чуть слышная в «Водоеме», зазвучала вдруг громко и открыто. Словно леденящий ветер ворвался в тихий мир «Гобелена», срывая последнюю листву с деревьев, обнажая призрачность мечты, так бережно взлелеянной художником. Как будто на наших глазах исчезают нерезкие очертания старинного здания, голый, бесприютный пейзаж с одиноким деревом... Будто осенний лист, подгоняемый ветром, движется мимо зрителя бесплотная женская фигура с чуть угадывающимися чертами грустного лица, вторая - уже скрылась за краем холста...

Все, даже ожившие мертвенно-бледные статуи портала, пришло в плавное, но быстрое движение, которое усиливается динамичными, широкими движениями кисти, композицией, лишенной прежней уравновешенности. Вместо лучезарности «Водоема» - блеклые, серые тона; вместо ясности летнего дня - почти безысходная тоска предрассветного часа...

© 2008 Все права защищены psyguru.ru