Позади - Саратов...

И вновь узнаем мы в этом произведении огромный тенистый парк и дворцовый портик Зубриловки. Но знакомый нам дворец, как заметил В. К. Станюкович, «не был таким в действительности - на картине он словно встает в торжественном воспоминании». Так в последний раз в творческом сознании Мусатова соединились два самых сильных саратовских впечатления, два образа: его неумирающей Музы и любимой «страны его поэзии».

Но помимо войны, тяжелой утраты, острой до отчаяния материальной нужды впереди у Мусатова было и другое - светлое и ободряющее. Впереди - рождение дочери и переезд в живописную Тарусу на синей поленовской Оке, поближе к самому Поленову, глубокочтимому человеку и мастеру, кому единственно открывает Мусатов всю бедственность своего положения...

Впереди - новый этап творчества: «Реквием», классически обобщенно подводящий итоги былого, намечающий линию сложного психологизма; создание эскизов монументально-декоративных росписей (цикл «Времена года»), наконец, удивительно задушевные пейзажные элегии «Куст орешника», «Осенняя песнь», «Венок васильков»...

Впереди -укрепление отношений с А. II. Бенуа, Е. Е. Лансере, К. А. Сомовым, С. П. Дягилевым, знакомство с В. Брюсовым, А. Белым, стоящими во главе литературной и художественной жизни, участие в журнале «Весы», вступление в Союз русских художников...

Но, главное, впереди широкий интерес к его искусству. Еще накануне последнего приезда в Саратов по предложению из Германии Мусатов устраивает свою выставку в Берлине, Мюнхене, Гамбурге и Дрездене. Успехом пользуются его работы в Париже. В 1905 году его избирают членом парижского Салона. В России Мусатов принимает участие в нескольких московских и петербургских выставках. Уже гораздо теплее относятся к нему «мирискусники». Строгий Серов, ранее Мусатова не одобрявший, настойчиво ставит вопрос о приобретении его «Призраков» Третьяковской галереей...

© 2008 Все права защищены psyguru.ru