Предчувствие гармонии

И свет родного неба, и майский Зеленый остров с хрупкой белизной ландышей, и резкий волжский ветер сквозь все расстояния были близки сердцу временного парилонина Мусатова. «Он всегда был и оставался глубоким патриотом и русским художником»,- утверждал близкий Мусатову А. Лушников. Но, право же, эта формулировка- абсолютно верная сама по себе -кажется слишком общей. Пожалуй, будет лучше прочесть почти наудачу отдельные строки французских писем Мусатова:

«...Пишу в комнате, что я не особенно люблю... А летом воздуху в России сколько угодно, деревья, зеленая трава, солнце...»

«...Теперь весна... И каждое утро, торопясь в ателье, на бульваре мимоходом покупаю на два су ландышей и держу их в кармане. Их запах напоминает мне наши русские простенькие рощицы с прохладными тенистыми прогалинами, где эти ландыши растут...»

Так же решительно, как три года тому назад уезжал Мусатов во Францию, возвращался он теперь в Россию.

Стояло раннее лето 1898 года... В момент мусатовского прощания с Францией на берегах Сены царит обычное в эту пору оживление. По воскресным дням разряженные толпы парижан спешат к свистящим пароходикам, мчатся в нарядных экипажах и небольших ландо в Сен-Клу и Шарантон, Венсен и Булонский лес... Горит, расцветая живым фейерверком, традиционный праздник «боя цветов».

Под открытым небом поет и танцует бал-маскарад. В Латинском квартале - свой, студенческий праздник, свершаемый по всем средневековым ритуалам...

В Версале же продолжается судебный разбор по делу писателя Золя, вступившегося в защиту безвинно осужденного А. Дрейфуса. Весна замаскировала цветочными гирляндами, но не смыла следы февральского процесса, разделившего, как сообщали саратовцам газеты, «весь Париж и всю Францию на два непримиримых лагеря... бросившего все общество в какой-то острый эпидемический невроз»60.

© 2008 Все права защищены psyguru.ru