Проведенные в Саратове 1900-1901 годы

На двух архивных пакетах с печатями красного сургуча одинаковая предупреждающая надпись, сделанная одним из самых верных друзей Мусатова: «Может быть вскрыт не ранее 1945 года». Вот уже более 30 лет, как пакеты вскрыты, но и теперь неловкость проникновения в чужую тайну мешает прикасаться к страницам самых «потаенных» мусатовских писем78. Содержимое пакетов относится к двум «романтическим эпизодам». В первом все овеяно именем Анны Воротынской... Во втором - черновые письма Мусатова к семье Корнеевых.

На год старше Мусатова преуспевающий местный художник Федор Максимович Корнеев - высокий, стройный, с приятной внешностью, щеголевато подкрученными колечками нафабренных усов - кажется, не слишком мучался поисками своего творческого мира. Собственно, в пору тесного общения с Мусатовым он еще не приобрел будущего прочного положения в местном обществе. Пройдя курс в Академии художеств вольнослушателем, с 1903 года преподавая в Боголюбовском рисовальном училище, Корнеев, как вспоминает В. А. Милашевский, завел у себя на дому еще и платную частную студию, которая «специально существовала для аристократических дам и девиц. Для Софьи Фамусовой, которая, скучая, проживала у тетки! Избранное «хорошее общество»... Новых веяний там... не было. Не утруждая, не утомляя, Корнеев преподавал раздушенным дамам и девицам уроки акварели. Альпийские фиалки, хризантемы, две розы в венецианском бокале...»

Старые саратовские художники припоминают смутные толки о том, как «из грязи в князи» изловчился выбиться отец Корнесва, ставший купцом второй гильдии. Сыну он выделил большой дом на Малой Казачьей улице, недалеко от угла Александровской. «Почтенным родителям» принадлежало известное увеселительное место- «Зимний сад Е. Я. Корнеевой». В целях еще большего упрочения своего положения старшие Корнеевы решили женить Федора на дочери крупнейшего саратовского магната Очкина, надеясь на огромное приданое. Очкинский сад и ресторан, дома и дачи, очкин-ские рысаки и богатые выезды - все присоединялось на равных к «шику» местных воротил-немцев - Гантке, Берингов, Зейфертов, Борелей... Но произошло непредвиденное: стоило Ольге Григорьев.

© 2008 Все права защищены psyguru.ru