Рождение картины

Изнуряющее душное оцепенение владеет Саратовом. Лето - одно суше другого. Обстоятельно, с грустной иронией описывает художник свое однообразное житье-бытье: «Веду совсем жизнь, как на Монмартре, студенческую. Получаю утром молоко. Приходит мой верный пьяница-консьерж, который говорит коренным русским языком. В двенадцать иду обедать... к зятю на авеню Аничковая, там еще скучней... По вечерам иду иногда в читальню клуба прочесть про буров...» (В Саратове в это время как раз демонстрируется картинная панорама, посвященная эпизодам апгло-траисваальской войны.)

С юных лет привыкший к тщательной шлифовке своего литературного стиля, часто рифмующий, пытающийся даже набросать прснаивный план «романа» из нравов родного города, названного «Провинциалском», Мусатов именно в письмах достигает лаконической выразительности, иногда завершая описания каким-нибудь ироническим дистихом: «Час ночной. На балконе спит Федор Егорович (брат мужа Агриппины Мусатовой. - К. Ш.). Его окружают городские ароматы вперемешку с мошками. На крыше с остервенением орут кошки и поднимают в душе злобное чувство мести. Спит мир земной, у калитки спит городовой».

Ощущение «выхода» дает только родная саратовская природа,, прежде всего любимый сад, который, несмотря на зной, «густ и зелен... Цветы разрослись и благоухают...» И, конечно же, ВолгаГ «Знаете ли, где я был сегодня? - отчитывается художник Л. П. Захаровой.- На Волге, в Курдюме. Поехали туда с Сашей (Александром Захаровым. - К. JJJ.) в три часа и поздно вечером возвратились... Там чудесно. Лес бесконечный. Утесы. Пили чай на обрыве... Соловей...» В другом письме Мусатов пишет: «Здесь есть одно удовольствие, которым можно наградить себя, - съездить на Увек и обратно на пароходе...

© 2008 Все права защищены psyguru.ru