Сильнейшее впечатление

Что же рисует, на чем сосредоточивает свое внимание занимающийся в коноваловском «клубе» и в студии при Обществе Виктор Мусатов? Подобно тому как все впечатления и мысли он привык фиксировать в своих детских дневниках (как заметил его друг А. Лушников, «эта привычка отчитываться перед собою тренировала волю и характер»), Мусатов создает нечто вроде графического  дневника,    позволяющего тренировать наблюдательность. Так заполняется большой альбом натурных зарисовок, где в различных композиционных вариантах повторяются сцены учения, семейных буден, портретные изображения отца, узнаются облики сестер Мусатова... Эти еще неумелые рисунки, переносящие пас в окружавшую юношу бедноватую мещанскую среду старого Саратова, прежде всего вызывают чисто биографический интерес. Так, в карандашном наброске 1888 года Мусатов нарисовал себя с товарищем. Идущие рядом фигурки изображены со спины, в руке мусатовского спутника помимо альбома узелок с сдой, а бодро вышагивающий Мусатов песет этюдник. Его спина со следами неизлечимого недуга задрапирована плащом, перекинутым через плечо...

Сильнейшее впечатление произвели в эту пору на Виктора Мусатова две выставки передвижников. Полотна Репина, Ге и Поленова соседствовали на них с работами молодых мастеров -Левитана, Нестерова, Архипова, обновлявших выразительные средства живописи, заново открывших богатейшую роль цвета. В это время не случайно содержание некоторых жанровых рисунков Мусатова социально заостряется. Так, возможно, в наброске «Лошадь нала» и других как-то отразились впечатления от увиденных на выставке передвижников картин С. В. Иванова «Обратные переселен-:цы», «В дороге. Смерть переселенца»... Можно добавить, что установка на сюжетную «литературность», остроактуальнос осмысление темы поддерживались «передвижнической» ориентацией Коновалова, всей обычной практикой занятий в студии. Мусатов занимался в ней после открытия Общества любителей изящных искусств недолго, всего около года.  Среди набросков

Среди набросков, сделанных им в это время, исследователи называют и такие: «Чаепитие», «Урок портнихи», «Просительница»... Из отчета о работе Общества видно, что уже за первые четыре месяца существования студии было устроено 34 рисовальных вечера, где членам студии были предложены темы для эскизов: «Урок», «Просительница», «По дороге в город». В отчете сообщается, что «некоторыми из членов на означенные темы и были исполнены эскизы». Как видим, часть мусатовских рисунков этой поры попросту «задана» на занятиях студийцев.

Несомненно, к тому моменту, когда Виктор Мусатов на двадцатом году жизни уезжал в Москву, его творческий багаж наряду с академическими рисунками и альбомными жанровыми набросками включал и определенное число живописных работ, скорее всего пейзажных этюдов. Все они до нас не дошли, кроме одного небольшого пейзажа 1888-1891 годов, хранящегося в Радищевском музее Саратова. Но о том, что у Мусатова уже были в живописи успехи, говорит такой факт: через несколько месяцев после еге приезда в Москву с ученической выставки был куплен один из привезенных им с родины этюдов «Плотина в Хмелевке». Местонахождение его сейчас неизвестно. Хмелевка - саратовская усадьба Шахматовых, крепостными которых были предки художника. Здесь, в Хмелевке, где дед Мусатова, сумевший обеспечить себе известную независимость, владел мельницей, Мусатов бывал в детстве и любил гостить позднее.

Летом 1890 года началась для Мусатова пора поисков и странствий. Впервые покидал он Саратов. Впервые расставался с родной Волгой. В домике на Плац-параде остаются мать, отец, сестры - столько родных глаз с надеждой и ободрением смотрят вслед. Придет время, и неожиданно для Виктора этот дом опустеет. Но сам он еще не однажды вернется сюда...

Раскрыто окно... Цепкие стебли, неживая, черная в сумеречном свете листва... В этом мальчишеском пейзаже нет еще мусатовской солнечности, ясной синевы неба... Но окно распахнуто, окно его мира уже раскрыто навстречу солнцу.

© 2008 Все права защищены psyguru.ru