Страстный театрал

Страстный театрал, Мусатов изнывал подчас, слушая в зрительном зале безнадежно провинциальных «героев-любовников», «резонеров», «гранд-дам» и «энженю», он, наездами в Москву видевший Сальвини...

В театры, как и на вечера в Коммерческое собрание, он ходил не столько по привычке, сколько как художник, испытывая потребность видеть красивые декорации и костюмы, красоту актрис, за которую им прощалось отсутствие большого дарования. Но, видимо, однажды терпение лопнуло и прозвучала клятва не опошлять душу сомнительными зрелищами... Однако Дольский оказался сильнее даже этой клятвы. В последних числах сентября 1900 года супруги Корнеевы получили следующее шуточное послание:

Милейшие, добрейшие Феодор свет Максимович и Ольга свет Григорьевна, Хотя и дали клятву мы На драмы не ходить,

А в скором, слышно, времени Царь Федор Иоаннович В игре артиста Дольского На сцене будет дан, Не посмотреть которого Не только стыд и срам - Эринии замучают И со свету сживут. Спешите ж, торопитсся Охранные три грамоты В ряду 7-м, 11-м Партера театрального У Дундуковой взять.

Я ж буду ждать-надеяться Вас, Мельпомены вестников, В мое уединение, На славный Плац-парад

Естественно, что уединение на «славном Плац-параде» гостеприимно распахнулось и для Дольского, с которым Мусатов вскоре сдружился. Обстоятельства не дали их отношениям быть особо длительными, но это ничуть не отразилось на глубине взаимной симпатии. Об этом и сказал Дольский в сердечной дарственной надписи Мусатову на своей фотографии в момент их прощания. Умный, мыслящий художник, неизменный любимец публики, Михайлович-Дольский умер еще молодым в Ялте в конце 1901 года от скоротечной чахотки.

© 2008 Все права защищены psyguru.ru