Тихий «отшельник» Мусатов

 «Весь Саратов уже знает о мне», - отметил после открытия выставки 1903 года Мусатов в письме к сестре. Да, о существовании художника Мусатова, автора «странной» «Гармонии», саратовцы наконец-то прослышали. Но никому и невдомек, что в лице этого скромного саратовского жителя «русская живопись»,-как отметил еще дореволюционный исследователь, - быстро и торопливо, словно стараясь нагнать запад, проделала в какие-нибудь два-три года всю эволюцию импрессионизма. И так же быстро и круто Мусатов свернул с путей импрессионизма к иным, более родным горизонтам», создавая искусство глубоко национальное по духу, искусство большого стиля и образного синтеза. Никто, даже друзья, пока не в состоянии оценить масштабы уже сделанного этим тридцатилетним человеком, по интенсивности своего развития обогнавшим и Серова, и Врубеля. Между тем Мусатов - уже признанный руководитель Московского товарищества художников. Помимо саратовской молодежи к нему тяготеют яркие молодые дарования: А. Арапов, С. Судейкин, Н. Сапунов, М. Сарьян. Тем, кому суждено вписать новую страницу в историю русского искусства, Мусатов оказывается как-то особенно понятен и близок. Невольно вспоминаешь, как с непреклонным упрямством «протестанта» Мусатов утверждал когда-то в письме к О. Г. Корнеевой: «...Верю, что душевную молодость свою сохраню до конца, как бы ни был измучен своим одиночеством...» Мусатов ощущает все острее, насколько перерос он саратовское окружение. Ратуя за культурное развитие земляков, он понимал, что такой важный и трудный сегодняшний день русского искусства для них еще не пришел. И словно некое предчувствие торопит Мусатова быстрее и полнее осуществлять свое призвание. Но вдали от столиц об этом не могло быть и речи...

© 2008 Все права защищены psyguru.ru