Тихой дружбы свет

Что же касается Надежды Юрьевны Станюкович, то очень трудно выразить в нескольких словах, чем стала эта женщина для Мусатова в его последнюю пору. По мере расцвета личности художника выше и выше поднималась его юношеская мечта о воплощенном идеале, несущем гармонию в этот мир «диссонансов». Теперь, освобожденный прочным земным счастьем от былых мучений сердца, Мусатов встретил наконец женщину, которая просто и тихо вошла в его творческую судьбу как долгожданное воплощение его Музы.

Сохранилась записка от 14 мая 1902 года к Н. Ю. Станюкович с шутливым приглашением на чаепитие в мусатовский сад («Не опаздывайте и не отказывайтесь, пока цветут сирени. Уж пали вечсрние тени»). Записка свидетельствует, что знакомство состоялось сразу же по приезде Станюковичей в Саратов 120. Невысокая миловидная женщина со смуглым лицом, живыми карими глазами - такой запечатлена Надежда Юрьевна на фотографиях, сделанных во время прогулок где-то на зеленых горах над городом. Здесь же и Мусатов в обычном сопровождении двух своих Елен - жены и сестры. В 1903 году Мусатов пишет два портрета Н. Ю. Станюкович, прежде всего выявляя в ее чертах то, что ему наиболее близко - отпечаток возвышенной грусти. Но жизнь этого образа в творчестве Мусатова - особая тема: последующее обращение к нему далеко выходит за пределы портретирования. «Художника влекло необычайно одухотворенное, напоминающее «Симонетту» Боттичелли лицо с удлиненным овалом, крутым лбом и глазами, полуприкрытыми тяжелыми веками. Его можно встретить почти на всех картинах Мусатова последнего периода».

Мусатов словно узнал в этом образе то, что издавна интуитивно искал. Все, знавшие Станюкович, говорят о пей почти в одних и тех же выражениях.

«Это была удивительно нежная, хрупкая, прекрасной души женщина», - пишет В. В. Добошинская.

«Ее отзывчивая душа всегда была вдохновенна... Она была истинный поэт», - свидетельствует неизвестный мусатовский корреспондент.

© 2008 Все права защищены psyguru.ru