В прогулках реалистов

Но, говоря о возникновении у Мусатова непреодолимой «музыкальной» тяги к живописи, надо учесть и ряд других исключительно саратовских «слагаемых». Как справедливо отмечалось еще в первой советской монографии о художнике, «столь сложная и значимая человеческая личность... появилась не в результате «слепой случайности».

Через год после ухода Виктора Мусатова из реального училища, июльским днем 1885 года, толпы саратовцев потянулись на Театральную площадь. Со стороны-Никольской двигалась торжественная процессия, возглавляемая духовенством с хоругвями... В прекрасном двухэтажном здании, выстроенном на средства города по проекту петербургского архитектора академика И. В. Штрома, открывался художественный музей.

В большом верхнем зале нового здания выдающийся русский маринист профессор Академии художеств Алексей Петрович Боголюбов, приехавший из Парижа, до слез тронутый речами и поцелуями саратовцев, словно забыл все разочарования и осложнения, сопровождавшие длительную борьбу за открытие музея имени его великого и многострадального деда - Александра Николаевича Радищева.

«Глубокоуважаемые граждане города Саратова! - записывали в протокол за седовласым радищевским внуком. - Вы поняли мою мысль, вы дали средства завершить ее... Дело мое и ваше составляет наше общее дело».

Далеко не «слепая случайность» сделала родной город Виктора Мусатова первым провинциальным городом России, получившим свой художественный музей. На Волге осуществилась давняя боголюбовская мечта - мечта большого художника-патриота, выношенная и окрепшая в его парижском доме на бульваре Батиньоль. Здесь, где собирались члены комитета Общества русских художников во Франции, сами понятия «Саратов» и «Радищевский музей» давно связывались воедино в разговорах В. Д. Поленова, И. Е. Репина, М. М. Антокольского, И. С. Тургенева, Полины Виардо... Передовые круги общества вступились за проведение идеи в жизнь. Ходатайствует и даже пишет официальную бумагу Тургенев.

© 2008 Все права защищены psyguru.ru