Веселая Пляс Пигаль

Вот еще жива в этом доме и дворике память о недавно умершем мастере:

Из письма художника П. В. Кузнецова (июль 1912 г.)

«Сирень в цвету. Домик сохранился в том почти виде, как жил Виктор  Эльпидифорович. При виде его как-то невольно вспомнил всю жизнь его и произведения. Дом прекрасный и удобный был для его вдохновения...»58.

Вот наступает для Мусатова затяжная полоса посмертного «безвременья»... Как будто глохнут живые голоса, пылью и сором заносит былую память плацпарадного мусатовского житья... Но память - даже не «озвученная», не «письменная» - живет. И на нашем столе растет и растет стопка старых стеклянных негативов, на многих из которых запечатлены в разные годы двор, сад и дом Мусатова.

Краеведов, историков культуры послереволюционных лет более пристало именовать не легковесно-ходячим словом «энтузиасты», а старорусским, но точным - «подвижники». Думая о будущем, которое подчас заслонялось острейшими сегодняшними проблемами, они не просто «изучали» и «собирали», но, не щадя пи сил, ни здоровья, спасали для народа исконно принадлежащее ему  культурное наследие прошлого. Такими беспокойными людьми и были Александр Владимирович и Виктор Владимирович Леонтьевы, исходившие и изъездившие весь Саратовский край, выявляя художественные ценности и архитектурные памятники старинных усадеб. Постоянно привлекали их внимание и памятные места недавних революционных событий. Им принадлежит ряд статей и брошюр, всегда обстоятельных, но лаконичных; суховатых, но внутренне взволнованных... Главное же наследие братьев Леонтьевых - это около шести тысяч негативов, отснятых на самом высоком профессиональном уровне. Выразительность композиции, точное и образное видение натуры, поразительное тональное богатство оттисков, вызывающих почти живописные представления, делают этот посмертный дар Леонтьевых нынешним исследователям ценнейшим документальным источником, а то и первоисточником...

© 2008 Все права защищены psyguru.ru