Замечательная «иллюстрация»

Существует замечательная «иллюстрация» ко всему сказанному. Это - письмо Россова В. К- Станюковичу от 25 ноября 1910 года, бережно сохраненное адресатом. Мусатова уже нет, уже выходят книги о нем - время вершит свой суд... И крупным, выработанным почерком, с легким полетом строк вправо, Россов пишет первому мусатовскому биографу: «Многоуважаемый Владимир Константинович... Я получил Ваши книги и книгу о Мусатове Врангеля и ужасно Вам благодарен... Прочел залпом - в одном этом уже оценка полученного впечатления. А затем снова, будучи в Москве, вглядывался в последние вещи Мусатова... и сделал открытие. (Странная вещь: когда я перестану делать, в Мусатове открытия?)» Все глубже понимая, в согласии с диалектически-меткой пушкинской мыслью, что художника судят по законам, им самим над собой устанавливаемым, Россов «прозревает», с удивлением начиная видеть в том, что раньше его раздражало, не только красоту работ Мусатова, но и общую логику его развития, и в каждом случае своеобразное единство формы и содержания. «Последовательно с его стороны, - признается он» имея в виду Мусатова, - и становится под таким углом понятно».

К этому письму сам Станюкович сделал аннотацию: «II. Д. Россов - одна из интереснейших фигур Саратова конца XIX - начала XX века...» Рассказав далее о россовских фельетонах, направленных против мусатовской «Гармонии», Станюкович дополняет известную нам историю любопытным штрихом: «За эту «ересь» на него была нарисована местным остроумцем карикатура. Николай Дмитриевич изображен на ней в затруднительном положении. Он завяз в грязи и, вытаскивая ногу, теряет калошу. Из облака над ним Н. М. Михайловский в виде бога Саваофа грозит ему пальцем.

Мусатов вообще совершенно изменил его взгляды на искусство, и данное письмо очень ценно как характеристика чуткого провинциала и показательно, как менялись взгляды на искусство в России».

© 2008 Все права защищены psyguru.ru