Живопись Мусатова

 «Я в дружбу верю более, чем во всякое какое-либо другое чувство», - признался как-то раз художник. Истинно пушкинский культ дружбы вопреки всему оставался для Мусатова одной из главных жизненных отрад, настоящих ценностей. И в темпераментных упреках Е. В. Александровой, и в жарких отповедях А. А. Лушникову - товарищам его юности - во всем и всегда чувствуется почти рыцарственное выполнение добровольно взятой на себя миссии ревнителя чистоты дружеского союза. После коноваловского «клуба» московско-петербургский товарищеский кружок, парижский союз «друзей-кормоновцев», а теперь Московское товарищество художников (предмет особой гордости Мусатова) и «Саратовский английский клоб» - все это вехи мусатовских поисков душевного родства, активных усилий к объединению людей, преданных общему делу.

 «Тихой дружбы свет», засиявший Мусатову в его уединении, стал действительно «лучезарным» с появлением в начале 1902 года в Саратове супругов Станюковичей. Им суждено было занять совершенно исключительное место в жизни художника и даже в его посмертной судьбе. Смело можно сказать, что и он сам ни для кого, кроме . разве Букиника, не значил так много, как для этих двух членов их кружка.

Отставной офицер, литератор, близкий приятель поэта Брюсова, Владимир Константинович Станюкович был хорошо осведомлен во всех направлениях современной культурной жизни. Через несколько лет судьба возложила на него нелегкий и почетный долг - стать первым биографом Борисова-Мусатова. И долг этот он выполнил старательно и любовно, с таким незатихающим чувством утраты, что и поныне проникаешься уважением, перебирая в обширном «муса-товском» архиве Станюковича множество аннотаций и пометок, сделанных аккуратнейшим почерком Владимира Константиновича. Выполняя наказ Мусатова в его последних письмах, выполняя, по сути, его предсмертную волю, Станюкович после 1905 года окончательно расстается с «пошлостью среды», окружавшей его, и всецело отдает себя литературе и искусству. Его перу помимо первой монографии о Мусатове, изданной уже в 1906 году, принадлежат монографии о Серове, Врубеле, отдельные статьи и очерки. Именно саратовская встреча с Мусатовым определила его главное жизненное дело, заслужившее нашу память и признательность.

© 2008 Все права защищены psyguru.ru